Основная игра развернется вокруг права вето

Основная игра развернется вокруг права вето

Президент США Джо Байден, выступая с трибуны 77-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, заявил, что необходимо увеличить количество членов Совета Безопасности ООН. При этом нынешние пять постоянных членов СБ — США, КНР, Россия, Великобритания и Франция, по мнению американского лидера, свое право вето должны использовать лишь в крайних случаях.

Канцлер Германии Олаф Шольц, выступая с той же трибуны, также призвал расширить клуб членов СБ ООН, включив в него ФРГ — в 2027-28 годах в качестве непостоянного, а затем и постоянного члена Совета Безопасности. По его словам, необходимо «адаптировать наши правила и институты к реалиям XXI века». В связи с этим он призвал международное сообщество поддержать кандидатуру Германии, «страны, которая соблюдает принципы ООН и которая выступает за сотрудничество и участвует в нем», для ее включения в состав членов Совета Безопасности.

Между тем известно, что как минимум два постоянных члена СБ ООН — Россия и Китай — категорически против реформирования этого органа. О том, возможна ли реформа СБ в таких условиях, обозревателю «Росбалта» рассказал доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули.

— На ваш взгляд, насколько реалистична сегодня перспектива расширения СБ ООН?

— Мне кажется, что сейчас эта идея выглядит более реалистичной, чем несколькими годами ранее, потому что сегодня проект расширения Совбеза ООН укладывается в общий замысел его реформы и некоторого умаления прав его постоянных членов. То есть, если раньше это было в рамках мультиполярного подхода, которым так любили баловаться, то сейчас, процесс идет в рамках нынешнего противостояния. И это теперь более вероятно, поскольку здесь есть очевидный интерес и условного Запада, и стран третьего мира, которые, конечно, хотят туда попасть.

— Когда это может произойти практически?

— Учитывая, что некоторые вещи, видимо, надо будет сделать в ближайшие полгода, то в этих временных рамках возможно будет сверстана и большая реформа СБ.

— Что вы думаете о перспективах введения в состав Совбеза ООН Германии?

— Германия — один из очевидных кандидатов. При этом к ней всегда были вопросы, и в силу того, что это побежденная когда-то нация, и в силу того, что если она войдет в СБ, то туда добавится еще один, помимо Франции, голос Европейского Союза.

— Реформа СБ ООН обсуждается не первый год, но как она может быть реализована технически, с учетом того, что у пяти постоянных членов Совбеза есть право вето на любое решение?

— Формально есть некие способы ограничения права вето в ООН через резолюции специальной сессии Генассамблеи ООН, когда большинством голосов членов международного сообщества вето преодолевается. Пара таких случаев уже имела место. Поэтому такая реформа возможна, если пытаться идти через расширение полномочий Генеральной Ассамблеи ООН.

Этот путь выглядит рискованным, но легитимным, поскольку придется меньше ломать систему. Такая реформа может проводится под знаком «демократизации ООН», когда низовые члены получают больше прав в отношении сильных мира сего.

— Почему этот путь рискован?

— Потому что вето-игроки не хотели бы лишаться своего права вето. Но мы видим, что это общий тренд в международных организациях. Например, в ЕС собираются освободить внешнюю политику от правила консенсуса и перейти к голосованию по принципу большинства.

— Но в ООН это осложняется еще и тем, каким будет это большинство…

— В ООН большинство всегда ситуативно. Применительно к нынешней реальности и к самому горячему вопросу сегодняшнего дня, сложившееся большинство вполне устраивает те страны, которые затевают реформу, и оно будет на их стороне. Это подавляющее большинство в ООН уже практически сформировалось. Поэтому они могут пойти на это сейчас, оставляя возможные негативные последствия такой системы на потом.

— То есть получается, что мы видим сегодня два сценария реформы ООН — либо расширение Совбеза за счет новых стран, либо сокращение права его постоянных членов на использование механизма вето. Так?

— Нет, я полагаю, что эти две реформы будут между собой сопряжены. Чтобы, как говорится, два раза не вставать. Такая реформа, правда, может замедлится в случае непреодолимых разногласий относительно состава постоянных членов СБ. Тогда вопрос будет отложен и для начала расправятся с принципом вето, потому что именно оно сейчас основная цель.

Беседовал Александр Желенин

CosmoNews

Comments are closed.

CosmoNews@2020. All Rights Reserved